Previous Entry Share Next Entry
Берг отрастил "бороду Чурова". Часть 2.
Макс
mgzaycev
Продолжение вчерашней публикации на Oren1.ru нашей статьи с Денисом Веркашанцевым (werden1976).

Raskolnik-679x800
(Насильственное бритьё бород. Лубок XVIII века).

Первая часть: на Oren1.ru, полная версия в моем блоге.
Вторая часть: на Oren1.ru, [полная версия в моем блоге.]


Берг отрастил «бороду Чурова». Часть 2.

Максим Зайцев и Денис Веркашанцев

А теперь давайте посмотрим на «гаусс» по г. Оренбургу кандидата Юрия Берга:

бергоренбург

Похоже, форма «колокола» здесь совсем рассыпалась. На графике мы видим не один, а несколько пиков, что уже не совсем нормально. Опять-таки, можно было бы объяснить это набором индивидуальных случайностей, если бы не одно, а точнее – четыре обстоятельства. Это пики опять-таки на круглых значениях полученных процентов голосов с шагом в 5%. Помимо первого и самого высокого пика на уровне неровных 67%, мы наблюдаем еще 4 взлета на 70, 75, 80 и 85%. Такая странная «избирательность» значений, тяготеющих к «красивым» круглым цифрам, не похожа на простую случайность. Хотя бы потому, что это продолжение известной тенденции и старой истории 2011 года.

Анализ голосования на выборах в Госдуму показал такие же странные пики на графике голосования за ЕР:

image003

Мало того, что график ЕР оказался аномально ассиметричен (особенно в сравнении с другими партиями) за счет пологого смещения в зону высоких значений, так еще нарисовались эти загадочные пики на «юбилейных» процентах. В интернет-сообществе данное явление получило прозвание «борода Чурова». Объяснение ему находится только одно: за счет различных манипуляций результаты голосования на многих участках искусственно «подтягивались» к ровным значениям, значимым с точки зрения то ли спущенного сверху плана, то ли предстоящей «красивой» отчетности.

Если предположить, что в случае с голосованием за Юрия Берга в Оренбурге мы имеем дело с аналогичным явлением, то логичный вывод заключается в следующем: реальное значение среднего процента полученных им в областном центре голосов находится в районе первого и самого высокого пика, на уровне около 66-68%, фактический же результат (почти 72%) был сформирован за счет манипуляций, проявившихся в аномальных дополнительных «горбах» и смещении гауссианы в сторону повышенных процентов:

image005

В Оренбурге средний процент голосов Берга - 71,6%, что почти на 8,68 пунктов ниже, чем итоговый результат кандидата по области. И если бы не «странности», он оказался бы еще ниже, и, кстати, уложился бы в статистические ожидания, озвученные еще в разгар предвыборной кампании – в районе 65-67%. Очевидно, соцопросы еще до выборов давали Юрию Бергу в Оренбурге процент ниже среднего по области. Поэтому выглядит логичным, что аномалии обнаруживаются в голосовании именно в областном центре – по всей видимости, работа по «корректировке» результатов концентрировалась здесь как на наиболее опасном участке.

Корреляция коррелировала-коррелировала и выкоррелировала.
Еще одним методом, позволяющим обнаружить следы искусственного вмешательства в процесс голосования, является установление корреляции (зависимости) между уровнем явки и результатами голосования.
В качестве примера приведем график, демонстрирующий такую корреляцию для результатов ЕР на выборах в Госдуму:

image007

Каждая точка на графике соответствует конкретному УИКу и показывает, какова была явка избирателей и какой процент голосов получили партии на данном участке. Как видите, для всех партий, кроме ЕР (оранжевое облако), никакой корреляции между явкой и процентом голосов не прослеживается. То есть эти партии получали свои голоса в некоем среднем диапазоне значений независимо от уровня явки на участки. Что логично, поскольку предполагается, что процент сторонников каждой партии распределен по стране относительно равномерно и результат голосования будет приблизительно одинаков на участках с разной явкой. Даже если у партии очень неравномерно распределенная по стране масса сторонников, это должно проявиться в «толщине» «облака» на графике, т.е. диапазон разброса полученных процентов будет больше, только и всего. Но горизонтальное расположение «облака» при этом должно сохраниться.

И только ЕР в эту логику не вписывается. Вместе с ростом явки почему-то по всей стране стабильно растет и процент полученных ею голосов. Причем подобная картина в подавляющем большинстве случаев с завидным постоянством наблюдалась на выборах разного уровня в РФ и для близких к действующей власти партий на Украине (http://news.liga.net/articles/politics/767097-gauss_protiv_falsifikatsiy_anomalii_na_vyborakh_2012.htm).

Объяснить эту корреляцию можно только двумя причинами. Автор публикации в «Эсквайре» (ссылка на которую приведена в первой части нашей статьи) Сергей Шпилькин пишет: «Возможно, электорат всех партий, кроме «Единой России», ходит на выборы активно и голосует в полном составе уже при невысокой явке, а те, кто поддерживают единороссов, ходят на выборы неохотно, и их активность варьирует в широком диапазоне. Другой вариант — высокая активность при высокой явке создана искусственно и является результатом вбросов, приписок и/или административного давления (статистический анализ не позволяет различить эти механизмы)".


Что ж, давайте взглянем на аналогичный график голосования за Юрия Берга:

бергкорреляция

Излишне будет говорить, что мы наблюдаем ровно ту же картину, что и у ЕР на предыдущем графике. Наличие или отсутствие корреляции в данном случае определяется не «на глазок», а математически. Т.н. «корреляция Пирсона» показывает наличие и степень корреляции в значениях от 0 (корреляция отсутствует) до 1 (очень сильная корреляция). В нашем (а точнее – Юрия Александровича) случае корреляция Пирсона составляет 0,5, то есть она: а) наличествует; б) имеет крепкое среднее значение.

Таким образом, можно довольно уверенно говорить, что процесс голосования мог подвергаться каким-либо внешним воздействиям в интересах кандидата. Это могли быть и вбросы бюллетеней, и сфабрикованные протоколы, и «карусели», и голосование под административным давлением. Именно в этих случаях рост явки автоматически и неизбежно приводит к росту процента, полученного кандидатом. Ведь «дорисованные» подобными методами голоса накладываются на уже имеющийся результат голосования, но прибавляются они только одному кандидату, отсюда возникает зависимость между уровнем явки и его результатом в процентах.

(Кстати, обратите внимание на те самые «стопроцентные» УИКи - 9 точек на 100%-м показателе явки. Несмотря на подозрения, что это участки, где голосовали военные, отбывающие наказание или сотрудники каких-то зависимых от бюджета структур, некоторые из них выбились из общей тенденции и дали Бергу заметно меньший процент голосов, чем другие участки с близкой к 100% явкой. Это говорит о том, что административная зависимость, к счастью, не всегда работает).

Ну а если вы еще сомневаетесь, давайте сравним график Юрия Берга с другими кандидатами (мы обработали данные для двух из них – Митина и Титовой). Может быть, «индивидуальные особенности» электорального поля Оренбуржья проявились и у них, и тогда корреляции в графике Берга ни о чем таком подозрительном не говорят?

10806954_825970117444024_1151493320_n

И тут мы видим неожиданную картину. График других кандидатов не просто не коррелирует вверх. Он не представляет собой и горизонтально расположенное «облако», как стоило бы ожидать при нормальном распределении. График этих кандидатов, напротив, коррелирует вниз, то есть имеет отрицательное значение. Их результат имеет обратную зависимость от явки: чем она больше, тем меньший процент голосов в среднем они получили. Корреляция Пирсона в случае Митина равна - 0.35 (слабая отрицательная корреляция), в случае Титовой – минус 0,4 (слабая, близко к средней). Но то обстоятельство, что отрицательная корреляция, пусть и не сильная, обнаруживается сразу у двух оппозиционных кандидатов (скорее всего, она присутствует и у других), не позволяет игнорировать сей факт и списывать его на некие статистические случайности.

Такая ситуация для кандидатов, позиционирующихся как оппозиционные, тем более нелогична, потому что известно - протестный электорат, как правило, более активен, а значит с ростом явки эти кандидаты могли бы претендовать на некоторое увеличение своих результатов. Но в реальности все произошло ровно наоборот.

Возможное объяснение здесь почти очевидно. Те же манипуляции, которые привели к возникновению положительной корреляции у Юрия Берга, способствовали отрицательной корреляции у его соперников. Проще говоря, часть их голосов могла быть «переписана» в пользу действующего губернатора (например, путем фальсификации итоговых протоколов). В рамках реальной явки процент одних кандидатов занижался, но завышался у другого. Таким образом, голоса других кандидатов стали «кормовой базой», ресурсом, из которого черпались проценты для всем известного основного кандидата на губернаторский пост. Это позволяет предположить, что основным видом манипулятивного вмешательства, применявшимся в процессе голосования, стали именно фальсификации итоговых протоколов УИКов.

Выводы
Итак, путем анализа результатов голосования на выборах губернатора Оренбургской области 14 сентября 2014 года мы выявили ряд аномальных показателей, могущих быть следствием стороннего влияния на ход голосования:
1. Выделяющееся количество участков с круглыми показателями явки избирателей;
2. Схожие с п.1 пики «гауссовского» графика голосования за Юрия Берга в г. Оренбурге на круглых значениях (65,70, 75, 80 и 85%) и пологое смещение гауссаианы вправо, в сторону высоких процентов (т.н. «борода Чурова»);
3. Положительная корреляция между явкой и процентом Юрия Берга по области одновременно с отрицательной корреляцией его конкурентов.

Оговоримся, что все вышеприведенное, несмотря на точность и беспристрастность математики, к сожалению, не является юридически значимым доказательством по той простой причине, что теоритически все-таки возможны аномалии и флуктуации, вызванные случайностями и некими частными особенностями. Различить результат случайности и злонамеренных действий с математической точностью невозможно. Но в нашем анализе слишком много согласующихся между собой закономерностей, чтобы списать все на «статистическую турбулентность». Не позволяют законы не только математической, но и житейской теории вероятности.

С другой стороны, необходимо признать, что даже если отбросить выглядящие «приписанными», аномальные голоса, на результаты выборов 14 сентября при фактическом уровне явки принципиального влияния это бы не оказало. Юрий Берг так же победил бы в первом туре, только с несколько меньшим результатом, а его конкуренты получили бы несущественно больший процент голосов. Масштабы возможных манипуляций невелики и больше похожи на попытку чуточку подстраховаться, чем на спецоперацию по вырыванию победы у сильных конкурентов любой ценой.

Поэтому главная задача нашей публикации заключается в том, чтобы обратить внимание всех заинтересованных сторон на сам факт обоснованных сомнений в чистоте и честности прошедших выборов. Особенно нам не понятно, почему сами конкуренты Юрия Берга, кандидаты от вроде бы оппозиционных партий, сами не предприняли попыток провести подобный анализ (что несложно, а их ресурсы позволяют это сделать на более высоком качественном уровне), довести его результаты до общественности и, как минимум, своих сторонников?

Что ж, это делаем за них мы. И главный наш вывод, похоже, заключается в том, что власть по-прежнему не считает нужным вести с избирателем честную и открытую игру.


Некоторые пояснения а также анонс публикации дал сегодня утром в эфире "Эха Москвы в Оренбурге":

Subscribe to  mgzaycev

?

Log in

No account? Create an account