?

Log in

No account? Create an account
Мои публикации в Instagram за 24 сентября 2018
mgzaycev

Перенесено из Instagram

А Алекс Долль-то - "голый"!
Макс
mgzaycev

Никак не доходили руки написать по поводу выставки Алекса Долля. Кто совсем не в курсе, вот его официальный сайт, я только добавлю, что Алекс появился в Оренбурге несколько лет назад и с тех пор зачастил.

Постоянные выставки, визиты, участие в мероприятиях разного калибра, публикации в СМИ. Кажется, такого паблисити не удостаивался за свою жизнь ни один оренбургский художник - во всяком случае, из родившихся и поныне живущих в Оренбурге. По мелькавшим в СМИ работам Алекса было очевидно, что художник, скажем так, не блещет художественными открытиями. Его "послужной список" из выставок в России и Европе, вовсе не впечатляет - многие не настолько известные в Оренбурге коллеги Алекса могут похвастаться более солидными "резюме". Имидж юного гения вряд ли сочтешь эпатажным для акциониста, это, скорее, пародийный образ художника в стиле шаблонного советского Карандаша из "Веселых картинок" в обязательной беретке набок (при этом с обладателями других беретов - голубых, например, - Алексу явно лучше не встречаться). Поэтому такая обласканность Долля СМИ и разномастными чиновниками от культуры выглядела как минимум, странно. Да и как-то слабо верилось, что Алексом движет такая сильная сыновняя любовь к малой родине, что в солнечной Швейцарии, ставшей его вторым домом, его одолела лютая хандра, и он начал искать любую возможность вернуться в оренбургские степи хоть ненадолго и вдохнуть загазованного оренбургского воздуха. Тем не менее, Алекс постоянно приезжал, а околохудожественная публика встречала его как детвора Деда Мороза.

В последний его августовский приезд Алекс заявил о себе сначала обмотанными цветной тканью с цветочными принтами деревьями на Советской, слегка удивившими горожан, не забывших еще обмотку деревьев радужными полотнами ко дню города несколько лет назад.
Затем была выставка в музее ИЗО, на которой я побывал вместе с другими блогерами. Собственно, все, что на ней мы увидели, - те же самые нарочито примитивные цветочные паттерны в различных вариациях - на похожих друг на друга как куски одинаковых обоев холстах, и поделках типа свиньи, черепа, домика и т.п.

Собственно, сравнение с обоями - лучшая оценка художественной ценности представленных работ. Я уверен, что после не сильно продолжительных поисков вы найдете точно такие в каком-либо строительном магазине. Я же запустил поиск через яндекс-картинки, просто сфоткав одну из "картин" и тут же получил целые портянки идентичных орнаментальных паттернов - украшающих, преимущественно, текстильную продукцию. В каком-то смысле это даже плагиат, но плагиат даже не у классиков и великих мастеров кисти, а у какой-нибудь ивановской текстильной фабрики.

Иными словами, Алекс мог бы сэкономить силы и время, просто купив пару отрезов ткани и натянув ее на рамы. Я даже удивлен, почему в качестве арт-объекта Алекс не использовал нижнее белье с таким узором - это стало бы более значимым событием, чем вся выставка вместе взятая. Впрочем, на происхождение нового художественного образа из недр легпрома Алекс честно намекнул - он сам рассекал по Оренбургу в раскрашенном таким образом комбинезоне и одел в платье со своим паттерном сопровождавшую его оперную исполнительницу.


Некоторые посетильницы выставки могли бы с успехом сойти за живые картины кисти художника:

Продолжая текстильные метафоры, должен сказать от себя, что Алекс Долль - типичный современный хлестаков, сразивший провинциальную публику одним только флером "столичной" или "европейской" штучки. Невероятно, но это до сих пор работает, и работает безотказно. Сказка о голом короле, "одетом" заезжими кутюрье-мошенниками - не притча, а современная реальность. Собственно, я не понимаю, почему до сих пор не нашлось никого, кто публично сказал бы, что "Алекс Долль - "голый", то есть малоодаренный художник, но талантливый и предприимчивый шоумен и маркетолог (например, на выставке Алекс заодно продвигал коллекцию "интерьерных духов - и надо быть именно маркетологом, чтобы так изящно пытаться продать впятидорога освежители воздуха).

Если честно, в какой-то момент я понял, что даже  испытываю к нему некоторую симпатию: как к такому Бендеру от искусства, превратившему Оренбург в художественные Нью-Васюки. Парень большой молодец, если так легко  сумел развести пожиже провинциальную тщеславную богему, лишенную малейшей смелости к выражению собственного мнения (а иногда и самого мнения) и напрочь конформистскую. Я был в легком шоке от того, что практически все коллеги, с кем мы обсудили творчество Долля тет-а-тет на выставке, говорили примерно то же, что и я в этом посте, но потом шли давать интервью на камеру и вдруг, как по мановению волшебной палочки или руки гипнотизера, начинали закатывать глаза и лить елей на молодое дарование. Я оказался, по-моему, единственным из посетителей, кто высказался об этой хлестаковщине  предельно прямо и жестко (в сюжет это почти не попало).

И вы знаете, пока я ругался и язвил по поводу выставки, в какой-то момент я понял, что Долль - все-таки почти великий художник. Меня прямо осенило.

Алекс - невероятный актер, акционист, манипулятор, социотехнолог и провокатор, а его главное произведение искусства - обнажение абсолютного интеллектуального нуля,  вкусового инфантилизма, смыслового вакуума провинциальной богемы, готовой впадать в экстаз от полного бреда, смысловой пустоты, примитивного мастерства и, - в прямом смысле, - дешевой мебельной обивки.

Мало того, этот уездный околокультурный микросоциум начинает генерировать смыслы там, где их нет по определению, вдруг совершая акт сотворчества и эмпатии, вступая в творческую синергию с художественной пустотой. Настоящие экспонаты Алекса - не его картины и раскрашенные под хохлому свинки, а посетители выставки, которых с удивлением разглядывает сам художник, вдруг обнаруживая божественный генезис сущностей из полной космической пустоты. Они смеются когда им показывают палец и плачут от вида перевернутой к стене картины. Они вдруг видят платье, которого никто не шил и восхищаются красотой, которая существует только в их фантазии. Акт художника становится песчинкой, на которой выкристаллизовывается все, растворенное в провинциальной культурной среде, перенасыщенной обманутыми ожиданиями, несбывшимися мечтами, недостижимыми желаниями и чувством собственной невостребованности.

Все это имеет и остросоциальный и политический коннотатив, актуализирующийся в современном контексте. Как далеко может зайти заведомый фейк? Насколько уязвимы государственные культурные институты, если они соучаствуют в создании художественной симуляции, словно не идентифицируя ее? Это некомпетентность, халатность или мошенничество госчиновников от культуры? Насколько общество беззащитно перед навязыванием фейков и симулякров, если оно, в полном соответствии с Бодрияром, основывает культурное потребление на механизмах маркетинга, брендинга и ложных навязанных ценностей?

Псевдоним Алекса - Doll - на английском означает "кукла". А на самом деле Долль сделал своих посетителей куклами, играющими в созданном им мире кривых зеркал и плящущими под его дудочку змеелова. При этом он одновременно - кукловод и зритель.

Алекс, это круто.

Желаю тебе успеха и дальше разводить на смыслы коньюнктурную, инертную и некомпетентную провинциальную богемную массу. Выдави из нее как из тюбика краски все, что она хотела увидеть, но не видит. Прямо вот жму руку. Надеюсь, когда нибудь этот жанр получит свое название и будет иметь свой апофеоз - например, вгоняющий толпу зрителей в пароксизм эстетического наслаждения пустой подрамник (даже если это уже было).

Кстати, кроме родного Оренбурга, Алекс успел удобрить своими цветочками вологодскую землю (любопытно, какими коврижками сумели заманить его вологодские ценители искусства):
https://youtu.be/LMfh5UleRps